a7ba2b4f

Булыга Сергей - Три Слона



Сергей Булыга
Три слона
На самом краю далеких, не всеми достижимых пределов, в одной из самых
глухих провинций благословенного султаната Роа проживало немногочисленное
племя ловцов бесхвостых ящериц. Бесхвостые ящерицы - зеленые, шестилапые,
с умными бордовыми глазами - в великом изобилии водились в ближайшем
заливе и были на редкость доверчивыми существами, так что охота на них
являлась сущей забавой. Мясо у ящериц было нежное и питательное, а икра их
считалась изысканным лакомством и посему подавалась лишь к пиршественному
столу. И если кому хоть раз удавалось отведать зернистой, рассыпчатой
икры, сдобренной салатом из пряных водорослей...
Но, сами понимаете, не так-то просто снизойти до пищи полудиких
рыбаков, и поэтому, отправляясь на базар, везли с собой не икру бесхвостых
ящериц, а бурдюки, полные самого лучшего, самого верного, самого
смертоносного яда, слава о котором гремела не только по благословенному
султанату, но и далеко за его пределами. Стрелы, смазанные этим чудесным
снадобьем, не знали пощады. А добывали яд...
Когда-то это было великой тайной, теперь, увы, доступной слишком
многим...
А добывали яд из сока весьма и весьма благоуханных плодов, которые
тяжелыми гроздьями покрывали тамошние непроходимые заросли. Плоды
считались горькими и несъедобными, но если их прокипятить в специальном
отваре, то получался весьма чудесный и ужасный яд, не имеющий противоядия.
Мало того: зерна благоуханных плодов, сваренные в ядовитом отваре,
набухали и становились круглыми, твердыми и блестящими, как жемчуг. Жители
собирали их, несли в храм и слагали к ногам шестирукого идола, покровителя
ловцов бесхвостых ящериц.
Храм был маленький, службы в нем отправлялись простые, как и сама жизнь
полудикого племени, так что за всесильным идолом присматривал всего один
служитель. Был он молод, сух, невзрачен и неразговорчив. Приняв подношения
соплеменников, служитель падал ниц и просил у идола удачи в охоте (делал
он это гнусаво, торопливо и, признаться, без должного уважения к
божеству), а затем вставал и молча выпроваживал из храма молящихся.
Молящиеся не возражали.
Оставшись один, служитель принимался подметать храм, подбирая
раскатившиеся ядовитые жемчужины и складывая их к подножию идола, который,
кстати, уже утопал в них по самые колени, а потом...
Потом он уходил на берег моря и сидел там до самой темноты, смотрел
куда-то поверх горизонта и напряженно думал. Бесхвостые ящерицы шныряли
вокруг него, а те из них, что посмелее, даже взбирались ему на плечи и
пытались заглянуть в глаза.
Служитель их не видел, не видел он и моря, он видел - в мыслях -
далеким океан, тот самый, что омывает земную твердь. Порою служителю
удавалось даже представить себе весь земной диск - со всеми землями и
островами, морями и океанами. Служитель закрывал глаза и видел, что диск
покоится на спинах трех слонов, слоны стоят на черепахе, а черепаха...
Но что это за море, в котором плавает черепаха? На этот вопрос никто не
знает ответа ни здесь, в поселке, ни во всем благословенном султанате, ни
даже далеко за его пределами. Все лишь говорят, что море это бесконечно и
неизведанно. Но если имеется море, то оно имеет глубину, имеет берега...
и, возможно, в этом море плавает не одна черепаха, а множество,
бесконечное множество - ведь море-то бесконечно! Те черепахи, несомненно,
разные, и диски на них один на другой не похожи. Хотя... Среди великого
множества людей иногда встречаются два человека, похожие один на другого,




Назад