flightradar a7ba2b4f

Булыга Сергей - Мечта



Сергей БУЛЫГА
МЕЧТА
В одном большом и шумном городе на берегу океана жил да был один
купец. Купец был глубоко несчастен.
Нет, дело вовсе не в том, что он был беден; купец, напротив, слыл
достаточно богатым человеком. У него было шестнадцать больших и малых
кораблей и девять караванов по тридцать четыре верблюда в каждом.
Случались, правда, штормы, и кораблей становилось меньше. Бывало и
такое, что караван не возвращался из пустыни. В те далекие времена
песчаные кроты обитали в пустыне едва ли не повсеместно, и поэтому
часто можно было услышать, что тот или иной путешественник увлечен под
землю этими ненасытными чудовищами. Да, что и говорить, торговые
предприятия бывают подчас не столь выгодны, сколь разорительны.
Однако, когда дело поставлено широко, то доходы непременно покрывают
расходы. Так было и с нашим купцом. Потеряв в одном предприятии, он
втрое обретал в другом, и на полученные барыши взамен погибших
кораблей строились новые, на смену старым съеденным верблюдам
покупались молодые и непуганные, еще не знавшие коварства песчаных
кротов.
Конечно, купец мог бы владеть куда большим числом кораблей и
верблюдов, но он не желал этого. Он опасался, что тогда у него совсем
не останется времени для того, чему он посвятил всю жизнь.
Купец, я повторяю, был несчастен. Он был болен. Болезнь его была
столь же странная, сколь и неизлечимая. Стоило лишь купцу выйти за
порог своего дома, как он тут же начинал задыхаться. В доме он был
совершенно здоров, но даже перейти улицу и проведать соседа он был не
в силах. Самые умудренные лекари и самые искусные мудрецы и
заклинатели ничего не могли поделать с его диковинным недугом. Купец
был обречен до конца своих дней безвыездно и безвыходно пробыть в
стенах родного дома.
И, наверное, поэтому купец год от года отсылал свои корабли и
караваны во все более и более дальние страны.
Вернувшись из дальней страны, капитан - или же караван-баши -
спешил к купцу поведать о виденных диковинах, а уж потом беспокоился
о сохранности доставленных грузов и ценностей.
Воссев на благоуханный таммузский ковер, торговый посланец
принимал из рук хозяина полную чашу птичьего молока и начинал свой
рассказ.
Не мне вам говорить, сколько в те далекие времена ходило по свету
всяких небылиц о дальних и неизведанных странах. Люди любили
посудачить об острове вечной весны или об источнике молодости, о
странах, над которыми никогда не восходит солнце, или же о людях без
голов, но с ушами. Однако купец желал слушать только правду. И если
посланец хотел рассказать о чем-либо необычном, то он должен был
подтвердить истинность своих слов. Так, когда седобородый караван-баши
поведал о встреченной им на пути стране говорящих пчел, то он не
преминул открыть небольшую шкатулку, на дне которой сидело одно из
этих диковинных насекомых. Говорящая пчела ублажила купца разговором
и пением на неведомом языке, караван-баши был одарен двумя сотнями
полновесных монет, а любознательный купец подрезал пчеле крылья и еще
долгие месяцы наслаждался ее непонятными, но весьма благозвучными
речами.
С превеликой радостью купец рассматривал волшебный кристалл,
сколотый со скалы Нетленной Памяти. Яркие, непрерывно сменяющиеся
картинки повествовали купцу о жизни давно забытых людей из некоей
неведомой страны - скала Нетленной Памяти хранила в себе память обо
всем, когда-либо случившимся на свете. Некоторым счастливцам удавалось
найти и отколоть кристалл собственной жизни, однако это случалось
крайне ред



Назад