a7ba2b4f

Булычев Кир - Вячик, Не Двигай Вещи !



Кир БУЛЫЧЕВ
ВЯЧИК, НЕ ДВИГАЙ ВЕЩИ!
Фантастический рассказ
1
Мать пришла проводить Вячеслава на аэродром и держалась корректно.
Вячик опасался не слез, не тревожных слов, а указаний, которые она не
сделала дома и могла изложить здесь, в группе туристов, которые пока что
присматривались друг к другу, выбирая себе партнеров или приятелей на
время поездки в Англию.
Мать держала в руке скрученный журнал с латинским названием, потому
что всегда помнила, что должна производить впечатление деловой,
современной и умной женщины. Все это и так было понятно с первого взгляда,
журнал был перебором.
Вячеслав проследил за взглядом матери. Особенно доставалось от него
женщинам, одну из которых, худенькую шатенку, мать пронзила взглядом
насквозь.
- Я подумала, - произнесла мать, - о той легкости, с которой
завязываются в наши дни интимные отношения в среде молодежи. Мне
приходилось наблюдать на Южном берегу Крыма, как внешне добропорядочными
девушками овладевает какое-то специфическое курортное остервенение. Нет, я
не ханжа...
Шатенка была причесана на прямой пробор и напомнила Вячику девушек с
акварелей пушкинских времен. Слово "остервенение" с ней никак не вязалось.
- Ты меня не слушаешь? - спросила мать. - Ты не забыл ключ? Может
случиться, что я буду на конференции, когда ты вернешься.
Фраза была сказана слишком громко, в расчете на аудиторию. Аудитория
не обратила на фразу внимания.
2
Люда работала в библиотеке, была моложе Вячика на тринадцать лет и в
начале зарубежного путешествия ее смущали робкие знаки внимания старшего
экономиста. Может, даже не сами знаки, а ирония, с которой относились к
ним окружающие.
От смущения Люда была с Вячиком суха и официальна, пока однажды в
автобусе не зашел разговор о книге Маркеса и Вячик в споре оказался
союзником Люды. А вскоре у Вячика обнаружились два достоинства, занимавшие
верхние ступеньки на шкале моральных ценностей Люды: он был добрым и
начитанным. Люда перестала его чураться.
А Вячиком овладела непривычная говорливость. Ему хотелось, чтобы Люда
знала о нем все, начиная с воспоминаний о раннем детстве. Он не сразу
сообразил, что происходило это оттого, что Люда была идеальной
слушательницей, заинтересованной и благожелательной.
И ничто не предвещало (так казалось Люде) каких бы то ни было перемен
в этих ровных отношениях.
Как-то вечером они стояли на берегу Темзы. В спину им косились
печальные граждане города Кале с одним большим городским ключом на всех -
творение великого скульптора Родена. Темза была неширока, другой, правда,
они и не ждали, а на том берегу тянулись здания с открытки, купленной
Вячиком еще в аэропорту.
- Вы не замужем? - спросил неожиданно для себя Вячик.
- Я раздумала, - сказала Люда. - Он хороший человек, но у нас с ним
совершенно разные интересы.
Вячик с грустью подумал, что Люда еще очень молода и потому может
судить и решать так категорично. С возрастом жизнь усложняется.
- Наверно, вам не следовало задавать такого вопроса, - сказала Люда.
- Почему?
- Это вмешательство в мою личную жизнь, - Люда вдруг улыбнулась и
добавила: - Смотрите, какой смешной пароходик! Очень древний. Я же не
спрашивала, почему вы не женаты.
- В этом нет тайны, - сказал Вячик, любуясь ее строгим, четким
профилем. - Я привык жить с мамой.
Люда обернулась к нему, и тонкие высокие брови удивленно
приподнялись.
- Понимаете, мама не представляет себе иной жизни. Она давно
рассталась с отцом, я у нее единственный сын, единственно по-настоящему
бли



Назад