a7ba2b4f

Булычев Кир - Градусник Чувств



sf Кир Булычев Градусник чувств 1976 ru ru Ego http://ego2666.narod.ru ego1978@mail.ru FB Tools 2006-06-17 0049ECAD-0EAF-436A-81DD-EBF65C6D4081 1.0 v1.0 — создание fb2 Ego
Кир Булычев
Градусник чувств
Ни биография, ни анкетные данные Эммы Проскуряковой нас не интересуют. Важно лишь одно: эта стройная зеленоглазая девушка отличается крайней замкнутостью. Посулите сами: четыре раза Эмма ходила в кино с Михаилом Стендалем, сотрудником городской газеты, два раза была с ним в кафе, провела вечер на скамейке в парке, но ни взглядом, ни словом не раскрыла своего к Стендалю отношения.
А Стендаль кипел. От овладевшего им чувства и от незнания, разделяется ли это чувство прекрасной Эммой.
Наконец, провожая Эмму из кино, он осмелился спросить:
— Эмма, вот мы гуляем, а скрывается что-то за этим?
— А что? — спросила Эмма.
— Может, я неточно выразился, но, с другой стороны, я вчера ночью написал стихотворение.
— Вы мне его уже прочли, — сказала загадочная Эмма. — Я с интересом выслушаю любое ваше новое произведение.
— Эх! — сказал тогда Миша Стендаль.
И до калитки, за которой обычно скрывалась Эмма, они прошли в полном молчании.
На следующий день Миша Стендаль был у профессора Минца, великого ученого, временно живущего в Великом Гусляре. Профессор Минц принял его в своей небольшой комнате и на вопрос Миши, как дела на птицеферме, ответил:
— Дорогой юноша, вы задели оборванную струну моей души.
Профессор Минц порой любил выражаться изысканно. Он погладил себя по сверкающей лысине и указал на клетку, в которой скучало странное существо с клювом.
Стендаль пригляделся к существу. Оно было похоже на барана и на курицу. Скорее на барана размером с курицу или на курицу, покрытую бараньей шерстью.
— Я рассчитываю на статью, — сказал Стендаль.
— О чем писать? — вздохнул ученый.
— Начать с того, как вы задумались…
— Я задумался над тем, что картофель мы научились чистить машинами, а вот птиц приходится ощипывать руками. Это непроизводительно.
— И вы решили…
— И я решил вывести обнаженную курицу. Что нетрудно при моем опыте. И я ее вывел.

Но голые цыплята простужались. Мы изобрели для них попонки, но цыплята росли, а менять попонки по росту непроизводительно. Проще ощипывать птицу.
— И тогда вы…
— Тогда мы переслали яйца обнаженных кур и всю документацию нашим индийским и кубинским коллегам, для которых проблемы климата уже решены самой природой, и стали думать дальше.
— И вы…
— И я вывел породу кур, покрытых бараньей шерстью, кур, которых не нужно резать — побрил и снова выпускай пастись. Притом новая порода, назовем их «куровцы», в отличие от овец несет яйца.
— Но теперь вы…
— Да, теперь я неудовлетворен. Оказалось, что куровец трудно стричь по причине их небольшого роста и подвижности. Ощипывать кур было легче.
— Но неужели сам факт замечательного эксперимента…
— Сам факт бессмыслен, если он не приносит пользы человечеству, — отрезал профессор. — Кроме того, я обнаружил, что у кур, покрытых шерстью, вырабатывается комплекс неполноценности. Они чураются своих перьевых товарок. И я нашел этому причину.
Профессор Минц сделал шаг к письменному столу, заваленному научными журналами, рукописями и приборами, разгреб завал, вытащил из него градусник, подобный тем, которыми мерят температуру воды в детских ванночках, и потряс им перед носом Стендаля.
— Принесите мне из коридора вторую клетку. В ней петух, — приказал он журналисту.
Стендаль подчинился. Клетка с петухом была накрыта старой скатертью, и когда Минц стянул скатерть с клетки, петух взмахнул гребнем, попыта



Назад