a7ba2b4f

Булычев Кир - Домашний Пленник



sf Кир Булычев Домашний пленник 1972 ru ru Ego http://ego2666.narod.ru ego1978@mail.ru FB Tools 2006-06-17 BF9DEDA0-5917-419D-8EE1-C2FF94AD3FEE 1.0 v1.0 — создание fb2 Ego
Кир Булычев
Домашний пленник
1
Известный ученый и изобретатель профессор Лев Христофорович Минц жил в доме № 16 по Пушкинской улице. Был он человеком отзывчивым и добрым, считал своим долгом помогать человечеству. В первую очередь этой слабостью профессора пользовались его соседи.

Они были людьми ординарными, не любили заглядывать в будущее и зачастую разменивали талант профессора по мелочам. Тому можно привести немало примеров.
У Гавриловой пропала кошка. Гаврилова бросилась вся в слезах к профессору. Лев Христофорович отвлекся от изобретения невидимости и изготовил к вечеру единственный в мире «искатель кошек», который мог найти животное по волоску.

Кошка нашлась в парке культуры и отдыха на высоком дереве, и снять ее оттуда или сманить оказалось невозможным. Тогда Лев Христофорович тут же, в парке, соорудил из сучьев, палок и сачка пробегавшего мимо мальчика-энтомолога уникальный «сниматель кошек с деревьев». А мальчику, чтобы его утешить, изготовил из спичечных коробков и перегоревшей электрической лампочки «безотказную ловушку для редких бабочек». И так почти каждый день…
Особенно оценили соседи своего профессора, когда он выполнил просьбу старика Ложкина, у которого сломалась вставная челюсть. Он велел Ложкину выкинуть челюсть на помойку и смазать десны специально изобретенным средством для ращения зубов, приготовленным из экстракта хвоста крокодила.

Через два дня у старика выросли многочисленные заостренные зубы. Все лучше, чем вставная челюсть.
Как-то Корнелий Удалов спросил свою жену:
— Ксюша, тебе не кажется, что я лысею?
Облысел Удалов давно, и все к тому привыкли.
— Ты с детства плешивый, — отрезала Ксения, отрываясь от приготовленного завтрака.
— Может, сходить ко Льву Христофоровичу? — спросил Удалов.
— Тебе не поможет, — сказала Ксения.
— Почему же? Вот у Ложкина новые зубы выросли.
— Не тебе это нужно! — озлилась тут Ксения. — Это ей нужно!
— Кому?
— Той, которую твоя лысина не устраивает!
— Твоя ревность, — сказал Удалов, — переходит границы.
— Это шпионы переходят границы, — ответила Ксения, смахивая слезу. — А моя ревность дома сидит, проводит одинокие вечера.
Упреки были напрасными, но Корнелий, чтобы не раздражать жену, тут же отказался от своей идеи. Ксения эту уступчивость приняла за признание вины и расстроилась того больше. А когда Удалов сказал, что завтра, в субботу, уедет на весь день на рыбалку, Ксения больно закусила губу и стала смотреть на большую фотографию в рамке, где были изображены рука об руку Корнелий и Ксения в день свадьбы.
Неудивительно, что, как только Удалов ушел на службу, Ксения бросилась к профессору.
— Лев Христофорович! — взмолилась она. — Сил моих нету! Выручай!
— Чем могу быть полезен? — вежливо спросил профессор, отрываясь от написания научной статьи.
— Не могу больше, — сказала Ксения. — Даже если он и вправду на рыбалку едет, меня подозрения душат. Я чрезвычайно ревнивая. Прямо заперла бы его в комнате и никуда не пускала.
— А как же его работа? — удивился Лев Христофорович. — А как же его обязанности перед обществом?
— У него обязанности перед семьей, — отрезала Ксения. — Кроме того, я бы его только на выходные запирала или по вечерам.
— Вряд ли это реально, — сказал Минц. — И не входит в мою компетенцию.
— Входит, — возразила Ксения. Она уселась на свободный стул, сложила руки на животе и сделала вид, что никогда



Назад