a7ba2b4f

Булычев Кир - Диалог Об Атлантиде



Кир Булычев
Диалог об Атлантиде
Платон собрался работать. Для этого он сделал то, что делали другие
писатели и ученые, как до него, так и после. Сказал рабу, чтобы на ареопаг
его ни в коем случае не звали, даже если персы нападут, послал мальчика в
редакцию с обещанием дать рукопись к ноябрю, посмотрел на небо, пересчитал
чаек и мысленно сравнил их с крикливыми критиками. Потом снял с
вожделенного запыленного папируса тяжелую раковину и окунул пеликанье перо
в чернильницу с надписью "От друзей и сотрудников в день тридцатилетия
научной и общественной деятельности".
Тут вошла невестка и сказала:
- Платон, я к косметичке. Жена Аристотеля устроила.
- Иди, - сказал сухо великий ученый, у которого с Аристотелем были
давние счеты.
- Мне Крития не с кем оставить, - сказала невестка.
- А рабыни на что?
- У них выходной, - сказала невестка. - Ты же знаешь, какая я добрая.
- Тогда отложи визит к косметичке, - сказал Платон, любовно разглаживая
папирус.
- Нельзя, - вздохнула невестка. - Она знает секрет вечной молодости. Ее
уже в Рим переманивают.
- В этот ничтожный городишко?
- А одна пророчица сказала, что Рим будет центром крупной империи.
- Вот уж чепуха! - возмутился Платон. - Твоя пророчица ничего не
смыслит в экономике. Рим стоит в стороне от торговых путей.
- Так посидишь с Критием? Я недолго.
- А работать кто будет? - отважился Платон на безнадежный бунт.
Невестка ушла.
На террасу вышел сорванец Критий. Платон редко вспоминал о его
существовании, лишь порой беспокоился, не упал бы мальчик со скалы. Он
оттаскивал Крития от перил и рассказывал ему сказку о мальчике Икаре,
который не послушался папу Дедала и утонул.
Сорванец подошел к деду, потрогал пальцем раковину и сказал:
- Дай. Я из нее лодку сделаю. Поплыву в Иберию.
- Раковина утонет, - сказал Платон - Каждое тело теряет в своем весе
столько, сколько весит вытесненная им жидкость. Вода весит меньше, чем
раковина.
- Много знаешь, - презрительно сказал Критий. - А в солдаты тебя не
возьмут.
- Это клевета! - ответил Платон. - Я сражался под Коринфом.
- Все равно отдай. А то буду кричать, что ты меня бьешь.
- Не могу. Она принадлежит к не известному науке виду.
- Тем более.
- Она хранит в себе великую тайну.
- Тайну? - Критий заинтересовался. - Расскажи.
- Дело в том... - Платой никак не мог придумать достаточно интересную
тайну. - Дело в том... Эта раковина - единственное, что осталось от
великой страны.
- А где страна?
- Где? Конечно, утонула в море.
Платон вздохнул с облегчением. Первый шаг сделан.
- Вся утонула?
- Вся.
- Почему?
- Это было очень давно. - Платон тщетно надеялся, что такой ответ
удовлетворит сорванца.
- А если давно, откуда ты знаешь?
- Мне один египетский жрец рассказывал.
- А ему?
- Его дедушка.
- Египетский дедушка?
- Конечно, египетский.
- А что ему рассказывал дедушка?
Критий кинул вызов воображению Платона. Ученый не желал сдаваться.
- Он ему рассказывал о том, как бог Посейдон влюбился в тамошнюю
девушку и поселился с ней на большой горе. У них родилось пять пар
близнецов, как у твоей тети.
- У тети только пара близнецов, они не рождались, а их принес аист.
- Правильно, - спохватился Платон. - Посейдону близнецов тоже принесли
аисты. Целая стая аистов. Близнецы стали царями и правили этой страной по
очереди.
- Они были сильные?
- Сильные. Как Атлант. Тебе мама про него рассказывала?
- Мне про него мальчишки рассказывали. Он держит небо. Дедушка, а кто
держит небо, когда Атлант ходит в уборн



Назад