a7ba2b4f

Булычев Кир - Берегись Колдуна!



sf Кир Булычев Берегись колдуна! 1977 ru ru Ego http://ego2666.narod.ru ego1978@mail.ru FB Tools 2006-06-17 D9862BA3-FFE6-416B-9796-C0335F04F99B 1.0 v1.0 — создание fb2 Ego
Кир Булычев
Берегись колдуна!
В наши дни никто в колдунов не верит. Создается впечатление, что они вымерли даже в литературе. Изредка мелькнет там волшебник. Но волшебник — это не колдун, а куда более воспитанный пришелец с Запада.

Пока наши деды не начитались в детстве сказок братьев Гримм и Андерсена, они о волшебниках и не подозревали, а теперь вот какой-нибудь гном нам ближе и понятнее, чем простой колдун.
Этим феноменом и объясняется то, что когда колдун вышел из леса и направился к Удалову, тот даже не заподозрил дурного.
Колдун был одет неопрятно и притом претенциозно. На нем был драный тулуп, заячья шапка и хромовые сапожки со шпорами и пряжками, какие бывают на дамских сумочках.
— Ловится? — спросил колдун.
Удалов кинул взгляд на колдуна, затем снова уставился на удочку. Ловилось неплохо, хотя и стояла поздняя осень, с утра примораживало, и опавшие листья похрустывали под ногами, как вафли.
Колдун наклонился над ведром, в котором лежали, порой вздрагивая, подлещики, и сказал:
— Половину отдашь мне.
— Еще чего, — улыбнулся Удалов и подсек. На этот раз попалась плотвичка. Она прыгала по жухлой траве, стараясь нырнуть обратно в озеро.
— Поделись, — сказал колдун. — Я здесь хозяин. Со мной делиться надо.
— Какой год сюда приезжаю рыбачить, — сказал Удалов, кидая плотвичку в ведро, — хозяев не видал. У нас все равны.
— Я здесь недавно, — сказал колдун, присаживаясь на корточки и болтая пальцем в ведре. — Пришел из других мест. Мирный я, понимаешь?
Тогда-то Удалов впервые пригляделся к колдуну и остался недоволен его внешним видом.
— Вы что, — спросил он, — на маскарад собрались или больницы сбежали?
— Как грубо, — вздохнул колдун. — Ниоткуда я не сбежал. Какую половину отдашь? Здесь у тебя шесть подлещиков, три ерша и плотвичка.

Как делить?
Удалов понял, что этот человек не шутит. И, как назло, на всем озере ни одного рыбака. Хоть шаром покати.

Кричи не кричи, не дозовешься. А до шоссе километра три, и все лесом.
— А вы где живете? — спросил Удалов почти вежливо.
— Под корягой, — сказал колдун. — Холодно будет, чью-нибудь пустую дачу оккупирую. Я без претензий.
— А что, своего дома нету?
Рыбалка была испорчена. Ладно, все равно домой пора. Удалов поднялся, вытащил из воды вторую удочку и начал сматывать рыболовные орудия.
— Дома своего мне не положено, потому что я колдун, вольное существо, — начал было колдун, но, заметив, что Удалов уходит, возмутился. — Ты что, уйти хочешь? Перечить вздумал? А ведь мне никто не перечит.

В старые времена от единого моего вида на землю падали, умоляли, чтобы я чего добровольно взял, не губил.
— Колдунов не бывает. Это суеверие.
— Кому и суеверие, а кому и грустная реальность.
— Так чего же вас бояться?
Удочки были смотаны. Удалов попрыгал, чтобы размять ноги. Холодно. Поднимается ветер.

Из-за леса ползет туча — то ли дождь будет, то ли снег.
— Ясное дело, почему боялись, — сказал колдун. — Потому что порчу могу навести.
— Это в каком смысле?
Глаза колдуна Удалову не нравились. Наглые глаза, страшноватые.
— В самом прямом, — сказал колдун. — И на тебя порчу могу навести. И на корову твою, и на козу, и на домашнюю птицу.
— Нет у меня скота и домашней птицы, — сказал Удалов, поднимая ведро и забрасывая на плечо удочки. — Откуда им быть, если я живу в городе. Так что прощайте.
Удалов быстро шел по лесной тропинке, но колдун не отста



Назад