a7ba2b4f

Булычев Кир - Альтернатива



sf Кир Булычев Альтернатива 1991 ru ru Ego http://ego2666.narod.ru ego1978@mail.ru FB Tools 2006-05-29 798EF816-B854-4C73-A36C-FFD77A6D45E0 1.0 v1.0 — создание fb2 Ego
Кир Булычев
Альтернатива
Рассказ был написан лет десять-пятнадцать назад, и я решил его никому не показывать. Самому не очень понравилось…
Скептицизм и усталость владели сотрудниками Института Времени.
До тех пор, пока в будущее отправлялись слитки свинца, жуки-скарабеи, белые мыши и собака Шарик, прогресс был несомненным. Но все шестьсот сорок попыток отправить туда человека провалились.
Группа хрононавтов в составе трех человек была в плохих отношениях с экспериментаторами, так как хрононавты были убеждены, что их водят за нос и путешествие во времени невозможно. Экспериментаторы же писали докладные директору института академику Стассу, утверждая, что хрононавтов следует сменить, как не справившихся с работой.
Директор, положивший всю сознательную жизнь на изобретение машины времени, выступал третейским судьей. Все свои речи он кончал словами:
— Но истина дороже!
Он верил в то, что машина времени заработает, и занимался ее усовершенствованием.
В подобной ситуации трения неизбежно выплескиваются наружу. Призванная жалобами ревизия высказала свои опасения, но ассигнования пока не были срезаны — направление поиска было признано прогрессивным, а результаты — внушающими надежду.
Директор был человеком замкнутым, неприятным в общении, и злые языки утверждали, что он не видит своих современников, потому что живет в будущем.
Шестьсот сорок первый опыт увенчался успехом.
Хрононавт Воскобоев в нужный момент растворился в воздухе и возник вновь через три часа восемнадцать тревожных минут.
К тому времени вокруг кабины времени собрался весь институт.
Хрононавт вышел из кабины усталый, но довольный. Он поднял вверх большой палец и сказал:
— Я там был.
Эти слова вошли в историю. Но далеко не сразу.
Пока что под аплодисменты научных сотрудников хрононавт пожал протянутую руку директора, и многие заметили, что он странно и даже с сочувствием смотрел в глаза академику Стассу. Видно, почувствовав что-то неладное, академик строго произнес:
— Попрошу немедленно пройти ко мне в кабинет.
В кабинет он допустил лишь врача, который начал тут же проводить наблюдения над здоровьем хрононавта, а также двух профессоров, своих заместителей по научной части.
— Итак, — сказал он, — вы утверждаете, что побывали в будущем?
— Точно так, — ответил Воскобоев. — Проверил по календарю.
— В контакты вступали?
— Старался избегать, — ответил Воскобоев. — Но там меня уже ждали. Они знали, что я прилечу.
— Разумеется, — сказал заместитель директора по научной части.
— Где доказательства? — спросил директор.
Подобное недоверие к собственному сотруднику, совершившему научный подвиг, могло показаться странным, но дело в том, что еще три дня назад в частной беседе хрононавты шутили, что в случае очередной неудачи они сделают вид, что все в порядке — надоели неудачи.
— Мне ничего не дали. — сказал Воскобоев. — Покормили обедом, провели по городу, показали достопримечательности. Объяснили, что есть правило — ничего по времени не носить, иначе получатся неприятности.
— Разумеется, — сказал заместитель директора по научной части.
— Не может быть, — сказал директор, — чтобы вы сами, Воскобоев, не приняли мер. Я не верю.
Воскобоев печально улыбнулся.
— Они сами сказали, — ответил он. — Они мне там сказали, что вы обязательно будете требовать доказательств.
— И что?
— Они сказали, что вы умрете шестого октября.
Директор побл



Назад